Начальная цена предмета ипотеки: нужен единый подход Печать E-mail

Комментарий Марии Гордиенко                                                                                         Юрист ЮФ "Вронский, Вронская и Партнеры"                                                                 газета "Юридическая практика" №30, 26.07.2011 г.

 Анализируя судебную практику обращения взыскания на предмет ипотеки, хотелось бы более подробно рассмотреть вопрос о необходимости определения начальной стоимости предмета ипотеки в решении суда. Ведь именно этот аспект порою является наиболее актуальным как для кредиторов, так и для должников.

 Несмотря на большое количество исков об обращении взыскания на предмет ипотеки, судами до сих пор не выработано однозначной позиции относительно определения в решении суда начальной стоимости предмета ипотеки.

На эту проблему неоднократно обращали внимание Верховный Суд Украины и другие суды.

Например, в Обобщении судебной практики рассмотрения гражданских дел в 2010 году о выселении из жилого помещения в связи с обращением взыскания на предмет ипотеки от 31.03.2011 года Апелляционный суд Ивано-Франковской области отметил, что из предоставленных для обобщения гражданских дел прослеживается несоответствие резолютивной части решения суда требованиями закона, а именно ст. 39 Закона Украины “Об ипотеке” (следовательно, и ч. 4 ст. 215 ГПК Украины), в соответствии с которой в решении указывается, среди прочего, начальная цена предмета ипотеки для его последующей реализации.

Высшим хозяйственным судом Украины также не выработана единая практика применения ст. 39 Закона Украины “Об ипотеке”.

В постановлении Высшего хозяйственного суда Украины от 12.01.2011 года по делу №34/146 установлено, что во исполнение требований ст. 39 Закона Украины “Об ипотеке” в судебном решении суда первой инстанции содержались все обязательные составляющие, среди прочего была установлена начальная цена указанного предмета ипотеки для его последующей реализации, которая была предусмотрена договором ипотеки по взаимному согласию сторон.

Однако, в другом постановлении Высшего хозяйственного суда Украины от 09.11.2010 года по делу № 2/134-09-5818 указано, что судом апелляционной инстанции установлено обращение взыскание на предмет ипотеки путем продажи предмета ипотеки любому лицу-покупателю по начальной цене продажи предмета ипотеки, определенной на основании оценки имущества, осуществленной субъектом оценочной деятельности по состоянию на день совершения такой продажи, на уровне не ниже обычных цен на этот вид имущества по состоянию на день осуществления продажи.

Конкретная начальная стоимость предмета ипотеки в решении суда установлена не была.

Высший хозяйственный суд Украины согласился с таким выводом суда апелляционной инстанции.

Аналогичные решения принимались Высшим хозяйственным судом Украины и по другим делам.

Следовательно, судебная практика рассмотрения дел относительно обращения взыскания на предмет ипотеки показывает, что судами не выработано однозначной позиции относительно определения начальной стоимости предмета ипотеки.

Из анализа норм действующего законодательства, можно сделать вывод, что принятие судами решений без указания конкретной начальной стоимости предмета ипотеки противоречит предписаниям ст. 39 Закона Украины “Об ипотеке”.

Принимая решение об обращении взыскания на предмет ипотеки, судам необходимо руководствоваться нормами действующего законодательства, а также рекомендациями Верховного Суда Украины, в соответствии с которыми при решении этих вопросов суды должны исходить из того, что цена предмета ипотеки устанавливается в самом договоре. Если при рассмотрении дела стороны с такой оценкой соглашаются, то у суда нет оснований ее не принимать во внимание, поскольку она является условием договора. Если между сторонами возникает спор относительно такой оценки, то в зависимости от того, какая сторона ее оспаривает, она обязана согласно ч. 3 ст. 10 ГПК Украины доказать ее размер, например, подать ходатайство о назначении и проведении соответствующей судебной экспертизы.

 


 
  • Dictum Factum
  • LawLab
  • SS

© Vronskiy, Vronskaya & Partners 2009